Последние новости для постоянных посетителей:

Присылайте свои наблюдения на Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script и после модерации все посетители ресурса смогут их просмотреть и оценить.
Уважаемые пользователи сайта, обратите внимание, что данный ресурс не является официальным. Все вопросы к Михаилу Задорнову можно задать здесь

Главное меню
Главная
Биография
Тексты рассказов
Скачать аудио
Видео
Концерты
Интервью
Книги
Гостевая книга
Наблюдашки
Карта сайта
Статистика



Яндекс.Метрика
Спонсоры проекта

"МНОЙ УПРАВЛЯЕТ ШАРОВАЯ МОЛНИЯ" Газета «Антенна-ТелеСемь», 7 июля 2006 г

| Печать |
Популярный писатель-сатирик знает, как превратить поражение в победу, и считает себя счастливым человеком. И тем не менее утверждает, что мечтает в корне поменять свою жизнь.

– После ваших выступлений иногда остается ощущение, что вы – человек циничный. А на самом деле вы какой?

– Я восторженный, а не циничный. Если бы я был циником, я бы никогда не говорил о достоинствах, которые есть у наших людей. Циник не видит достоинств. А мне надоело говорить о неприятностях. Сегодня говорить, что в России жить плохо – банально и неталантливо. Надо говорить о хорошем. Я взял эту миссию на себя, и я об этом нагло заявляю. Хочу, чтобы люди меня слушали и радовались.

– А в жизни, не на сцене, вы веселый человек?

– «Веселый» – это подразумевает некоторую глупость. Я – радостный. Я знаю восточные ведические мудрости, я к ним пришел 15 лет назад, когда у меня случился кризис со здоровьем, и у меня совершенно поменялись оценки событий. В жизни радость появилась. Если меня сейчас спросить, хочу ли я прожить еще раз так, как сейчас живу, я отвечу – немедленно и еще много раз! Если бы люди жили так, как я живу, они бы все были счастливыми и радостными.

– Так дайте рецепт...

– На самом деле это простые, очевидные вещи. Не надо жаловаться на свои проблемы. Не нужно самоутверждаться богатством. Я небедный человек, я зарабатываю достаточно, но у меня крест висит на шее на обычном обувном шнурке. Еще пример: в Юрмале у меня есть очень скромный дом. А напротив – роскошный дворец банкира. Боря Моисеев мне однажды сказал: «Мне в Юрмале показывали твой дом. Классный». Потом Аллегрова говорит: «Видела твой дом - замечательный». Оказалось, им дворец банкира показывали и говорили, что это – мой. Никому и в голову не приходит, что у меня может быть скромная избушка. Еще один совет – неприятность нужно сделать началом успеха. Вот у меня дом сгорел, и оказалось – хорошо, что сгорел. Он был неправильно построен, в нем жить было нельзя. Мне недавно прислала письмо одна женщина из Абакана: «Я смотрела ваш концерт и впервые за три года улыбнулась, у меня депрессия была все это время. Посоветуйте, что мне делать» Я ей порекомендовал сделать что-нибудь хорошее чужому человеку. И ей помогло: она потом написала, что начала кормить беспризорного мальчишку и депрессия прошла.

– А самого сатирика Задорнова что веселит и радует?

– Меня жизнь веселит. Недавно я видел, как один сибиряк сына воспитывал – орал на него матом за то, что тот плохо учится, хулиганит и матерится. Театр очень люблю, театральные комедии. А вот кинокомедии – нет, юмористические передачи не смотрю. Эстрадный юмор, где надо лицом хлопотать, для меня неприемлем. Я люблю писательский юмор – Арканова, Жванецкого, Горина. Максима Галкина люблю слушать.


Роман стал повестью.


– Ваша мама – из старинного дворянского рода. Ощущаете себя аристократом?

– Мои предки участвовали в первом и втором польских восстаниях, были сосланы в Сибирь, в церковных книгах записана вся их родословная. Но о своем происхождении я говорю только тогда, когда меня журналисты спрашивают. Да, у меня дворянские корни, и иногда я их действительно ощущаю, но это не повод для гордости. Кстати, я знаю одного потомственного дворянина с очень известной фамилией. Он форточный вор и при этом гордится своим дворянством. У меня нет титулов, званий, медалей, орденов. В общем, ничего, что бы меня позорило перед честными людьми.

- А то, что ваш отец – писатель, как-то на вас повлияло? Наверняка рано начали писать...

– На самом деле в школе у меня были проблемы с литературой, и четверки мне ставили только за то, что я занимался в драмкружке. Я читал не то, что надо по школьной программе, и плохо ориентировался в «красных нитях» и «энциклопедиях русской жизни». И до сих пор многих литературных произведений просто не понимаю. Не могу, например, восхищаться Бендером, потому что он жулик, а я жуликов не люблю. Мне не нравится «Мастер и Маргарита» Булгакова - эту книгу раскрутили только потому, что она считалась антисоветской. И я до сих пор не очень грамотно пишу. В школе я не писал ничего и никогда не думал, что стану писателем.

– Что же вас вдохновило на творчество?

– В 1968 году, когда я учился на втором курсе авиационного института в Риге, знакомый моего папы собирал ботаническую экспедицию на Курильские острова. И папа устроил меня туда рабочим. Гейзеры, горячие озера, вулканы, птичьи базары, нерпы, корабли - было столько впечатлений! Был роман с поварихой Зоей, который по нынешним меркам так ничем и не закончился: мы целовались в шлюпке под звездным небом. Вернувшись, я написал повесть «Точка пересечения». Мол, две судьбы пересеклись на краю света и больше никогда не пересекутся. Если бы вы прочитали, никогда бы не подумали, что из меня может получиться сатирик. Слишком наивно это было. Папа сказал: «Три страницы хорошие». Потом подумал и добавил: «Ну, две строчки хорошие точно. Про тайгу». Потом я переехал из Риги в Москву, начал учиться в МАИ. Там авторской группой самодеятельности руководил Лион Измайлов. я пришел к нему и прочитал свою повесть. Он, бедный, до сих пор помнит, как полтора часа меня слушал. В МАИ я и начал писать сатирические вещи. Первой была пародия на КВН - я сам играл в этой миниатюре и даже получил за это какую-то грамоту.

– Вы и сейчас пишите серьезные и лирические вещи. Не огорчаетесь, что известны все же как сатирик, а не «серьезный» писатель?

– Нисколько. Я задушевные вещи в книгах печатаю. Кто хочет – читает. Очень приятно, что молодежь снова начинает читать, книжные магазины полны людей. Кто-то ерунду покупает, а кто-то достойные книжки. Даже в московских ресторанах у меня официанты спрашивают: «А вы читали вот эту вещь?»


Дочь выбрала меня


– Михаил Николаевич, известно, что у вас есть дочь. Вы с ней часто общаетесь?

- Это правда, у меня в личной жизни ситуация долгое время была раздвоенная. Просто так получилось. У меня есть дочь Лена, ей 15 лет, она носит мою фамилию (дочь родилась вне брака. – Прим. «Антенны»). Я очень по-отцовски к ней отношусь, мы дружны. Можно сказать, даже слушаемся друг друга.

– Вы строгий папа?

– Недавно я Лене сказал: «Ты меня уже воспитала, теперь надо, чтобы я тебя воспитал». Ведь на самом деле дети выбирают себе родителей, их души смотрят на нас сверху и решают: «О, вот к этим пойду! Они такие дураки, что, только воспитывая меня, станут умнее». Я ей перестал с некоторого момента многие вещи запрещать - глупо пытаться таким образом уберечь ребенка от неприятностей. И не велю приносить из школы одни пятерки, прошу только меня не позорить.

– Кем Лена мечтает стать?

– Пока не знает. Она в этом плане очень похожа на меня - у меня рациональное полушарие начало развиваться в 28 лет, у нее, думаю, лет в 25 начнет. Сейчас Лена совершенно не рациональный человек, и я не хочу ее ставить за это в угол. Я, например, в МАИ учился десять лет – брал академический отпуск, оставался на второй год, жил в общежитиях, потому что меня из 30 квартир выгнали за не слишком достойное поведение. Зато я работал в агитбригадах, много путешествовал – был на Северном Морском пути, на Сихотэ-Алине, на Курилах, 12 раз на БАМе, на атомоходах был… Я таким образом созревал.

– 21 июля у вас день рожденья. Как будете его праздновать?

– Я в это время буду в Риге. Из моей «любимой» Америки туда приедет Евгений Евтушенко. Женя как-то сказал замечательную фразу: «Миша, давай дружить вечно, иначе это уже бесперспективно». Мы будем выступать вдвоем с Женей, поговорим с ним, погуляем по городу. Вот так и буду отмечать. У Евтушенко, кстати, день рождения 18 июля. Мы оба – поздние Раки. Он, конечно, человек другого поколения, но он мне очень близок. На его стихах я созревал, я их даже девушкам читал, и они ловились на это.

– С кем вы еще дружите?

– У меня только один близкий друг – актер Володя Качан. Раньше мы дружили втроем – Леня Филатов, Володя и я. Лени уже нет. Остались мы с Володей. Мы выросли вместе, мы единомышленники, часто встречаемся, разговариваем. Единственное различие между нами – Володя как артист все время разочаровывается в людях, а я все время как сатирик очаровываюсь. Хотя, наверное, должно быть по-другому.

– Говорят, вы с Максимом Галкиным друзья...

– C Максимом мы подружились недавно. Нельзя сказать, что мы друзья неразлейвода, видимся редко, но, когда встречаемся, ведем очень интересные разговоры. Три месяца назад я был в Риге, он приезжал с выступлениями, и мы провели три дня вместе.


Все приходит само


- Частенько под занавес своих выступлений вы то на шпагат садитесь, то на руках ходите. Откуда такие акробатические способности?

- Каждое утро я делаю специальную зарядку – упражнения даосских мудрецов. Эти упражнения помогают человеку стать здоровым и гибким, в мышлении в том числе. После того, как я начал делать эти упражнения, даже очки перестал носить. Мне некоторые говорят: «Ты йогой занимаешься на рассвете, ну и сила воли у тебя!» На самом деле для этого силы воли не надо никакой. Сила воли нужна, чтобы жить, плохо себя чувствуя. У меня ее нет.

- А вы как к этим упражнениям пришли?

- Когда мне было четыре года, меня обошла шаровая молния. Просто влетела в окно нашей квартиры, обошла вокруг меня и вылетела на улицу. С тех пор я как будто заряжен ею. Если мне что-то нужно, это появляется обязательно. Так и с этими упражнениями вышло - просто появились в нужный момент. Ко мне многие знания интуитивно приходят. Но «заряженность» еще и ко многому обязывает. Потому что если ты заряжен – изволь отрабатывать.

- Вы не пьете, не курите, занимаетесь йогой... Получается, у вас вообще нет вредных привычек?

- Я действительно не курю. Пью мало. Злословить уже перестал. Врать стал меньше, но пока не прекратил. Правда, совсем не вру зрителям – это святое. Объедаюсь, потому что люблю всякую нездоровую пищу и сладкое. Но главная моя вредная привычка – могу, не подумав, что-то ляпнуть и устроить подставу. В одной пьесе девушку знакомую подставил- это почти биографическая вещь, и я оставил героине настоящее имя. Она после этого с мужем разругалась. У меня есть друг, он живет в Америке и первым мне сказал, что американцы – тупые. И я рассказал о нем по телевидению, фамилию его назвал. Его в США вызвали в какой-то департамент, начали допрашивать, почему он мне такие вещи говорит про страну, в которой живет. Он испугался безумно, мы не разговаривали долго, и сейчас дружбы особой уже нет.

- Правда, что вас в США за выступления не пускают или это шутка такая?

- Не шутка, меня туда действительно не пускают.

- Вас это огорчает?

- Перестаньте. Когда в 89-м году я впервые приехал в Америку, был потрясен. Народ на мои концерты валил, мне тысячу долларов платили за каждое выступление. Я вернулся, написал восторженные очерки. А папа сказал: «Ты ничего не понял». А я не понял, что он имел в виду. Только сейчас понимаю. Он не мог так, как я сейчас, рассказать про американский стиль жизни, но он его чувствовал.


Теперь жду сына


- Вы часто выступаете в маленьких городах, перед небольшим количеством зрителей. Вас это не смущает?

- Мой концерт – как многослойный пирог. Там для всех что-то найдется – и для ценителей тонкого юмора, и для любителей простых шуток. Я с удовольствием выступаю и в огромных залах, и перед небольшими аудиториями. Ну и пусть зрителей мало, зато приходят люди, которые могут меня правильно понять и почувствовать. В свое время я сказал, что хочу переехать в Сибирь, потому что там меня люди слышат лучше, чем в Москве. Хотел перебраться в Новосибирск, но потом понял, что этот город мне летом не нравится. Вот сейчас поездил по Алтаю, купил здесь дом. Это не значит, что я уже завтра перееду в Сибирь. Но моя мечта – сменить жизнь. Может, удастся. Тем более, что в моем гороскопе записано, что у меня должен родиться от женщины с восточной кровью очень нужный человечеству сын.

- Вы верите в гороскопы?

- Верю. Я ведь серьезно изучал физику и математику, а гороскопы можно объяснить законами квантовой физики. Космические лучи имеют вибрацию, которая постоянно меняется. Когда человек появляется на свет, определенное состояние космических потоков его «настраивает».. Гороскоп можно улучшить, совершая хорошие поступки, а можно ухудшить. Сегодня это кажется мистикой, но ведь учение Коперника тоже в свое время считалось мистикой.

– А какие женщины вам кажутся красивыми?

– С понимающими глазами. Люблю, когда женщина понимает, о чем с ней разговаривают. Потому что меня разговоры с девушками волнуют больше, чем все остальное. У меня нет пристрастия к девушкам с модельной внешностью. Недавно был в одной компании, так там моделей пригласили, чтобы они просто посидели за столиками - для красоты, как обои. Мне такие вещи неинтересны.

- Вы как-то сказали, что сейчас путешествуете больше, чем даете концертов. Это действительно так?

- Ну да. Пока что не был в Китае и на Кубе, но обязательно поеду. Кубу очень хочу застать советской, чтобы немного поностальгировать по Советскому Союзу, в котором было много хорошего. По крайней мере, театры и образование точно были лучшими. 



Жанна Шварцман
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »