"МОЕЙ РОЖЕЙ ПЫТАЮТ НАРОД" «Комсомольская правда» 15 февраля 2005 г

Михаил Задорнов: "Моей рожей пытают народ".

Михаил Задорнов позвонил в редакцию сам: «Хочу защитить Петросяна и Дубовицкую». С чего бы вдруг юмористам-конкурентам заступаться друг за друга?


- Стою у столба, похож на бомжа, - весело предупредил Задорнов, чтобы я его ни с кем не спутала. Однако наш разговор получился нешуточный.

Сатирик сразу же обрушился на Кабинет министров:
- Меня возмущает, что в нашем правительстве начали обсуждать Регину Дубовицкую и Евгения Петросяна. Как будто это первоочередная задача.

- Но ведь даже министр обороны Иванов говорит, что с помощью «Аншлага» идет дебилизация народа?

- Дебилизацию проводит как раз наше правительство, которое поступает по отношению к людям безнравственно и хамски. Ему легче бороться с юмористами, чем с Басаевым. А теперь оказалось, что еще легче бороться с пенсионерами.

- Но что же привлекательного в Петросяне и Дубовицкой?

- Они делают добро, и я буду их защищать. Очень немногие люди могут пойти на юмористический концерт. Потому что билеты, например, у меня, стоят 300 - 700 рублей. А прожиточный минимум в стране сами знаете какой. Эти люди смотрят по телевизору передачи типа «Аншлаг» и получают удовольствие. Причем бесплатно и гораздо больше, чем когда смотрят новости, которые давно пора переименовать в «Гадости».

- Помилуйте, но как можно смотреть «Аншлаг» да еще и получать удовольствие?

- Не нравится - не слушайте.

- Я и не слушаю.

- Молодец. В конце концов есть гениальное техническое изобретение человечества. Знаете, какое?

- Какое?

- Выключатель. Как у Жванецкого: «Не нравится – отойди». На чувство юмора, как на погоду, есть любители. Вы не можете навязать чтение Кафки всему российскому народу, который не жил в библиотечно-киношной Москве и не видел фильмов Феллини. Ну а тот, кто любит Кафку, может переключиться на канал «Культура».

- Очень, кстати, интересный канал.

- А кто против? Я сам часто останавливаюсь на «Культуре». Но многим хочется посмотреть «Аншлаг», чтобы увидеть Розенбаума, Винокура, Галкина...

- И новых русских бабок, от которых уже некуда деться...

«Телеканалы борются нами друг с другом»

- Да они сами не знают, куда от себя деваться. «Бабки» стали заложниками собственной популярности. А они, между прочим, очень хорошие артисты. Я им советовал: снимите платочки, выступайте без них. Но «телевидение» говорит: платочки - ваш брэнд. Без них вы нам не нужны».
Конечно, их много. Как и меня, и Петросяна, передачу которого, по-моему, достаточно показывать в три месяца раз. На главные праздники, когда у народа выделяется слюна. Но претензии надо предъявлять не к нам. Мы не хотим, чтобы нас так много показывали. Но юридические права у телеканалов. Они нас показывают без нашего спроса и практически уничтожают. Я вам открою секрет.

- Давайте.

- Рейтинги юмористических передач выросли очень сильно. А где рейтинг, там реклама дороже. Значит, надо как можно больше настрогать юмористических программ. Для этого берут наши раскрученные рожи, добавляют шампунь от перхоти - и вперед. Телеканалы занимаются очень безнравственным делом: борются нашими рожами друг с другом. Поэтому иногда «Кривое зеркало» идет сразу и по первому каналу, и по второму. Какое-то кривозазеркалье. Меня перед Новым годом показали семь раз! Пытали мною российское человечество. Когда я вернулся из Швейцарии, таможенник, увидев, погрустнел всем лицом и спросил: «Вы и тут тоже?».

А еще меня удивляет вот что. Будучи на концерте «Кривого зеркала», я видел в зале симпатичные, интеллигентные лица. Но когда смотрел запись, думал: где оператор выискал этих вырожденцев? Я же был на этом концерте: их в зале не было. Беззубых теток, золотозубых дядек. С какими-то халами на голове полупрачек советского периода. С обгрызенными ногтями. И этим тоже занимается телевидение.
Чем меньше сатиры, тем больше пошлости

- Но вы же не будете отрицать, что на экране пошлости все больше и больше? И в первую очередь в вашем жанре?

- Первое место здесь занимаем не мы, а порнография. Второе - блокбастеры, в каждом из которых по 100 раз употребляется слово «задница». На третьем месте - попса, которая, что ни день, подарок мне делает. Недавно я услышал нечто совершенно потрясающее: «Меня прет, меня прет, потому что Новый год». Исполнял кто-то из очередных выкидышей очередной «Фабрики». Так что мы, юмористы, только на 4-м месте. А вне всякого конкурса по пошлости наше правительство, которое навязывает нам все это в рамках западной реформы. Пошлость идет именно с Запада с его примитивным юмором. Вот попробовал бы там Жванецкий выступить. Бесполезняк.

- Не поймут?

- Бесперспективняк. У него слово играет. А на Западе ощущение фолкнеровской строчки давно потеряно. В один ряд с нашими я бы поставил только одного западного человека - Вуди Аллена. В лучших его картинах он работает на уровне Гайдая. Его «Бриллиантовой руки». 

- Выходит, у нас юмор выше?

- Я вообще его считаю лучшим в мире. А пошлости и физиологии у нас стало больше потому, что убирают сатиру. Когда юморист боится сказать слово «Путин», то, по западным технологиям, он заменяет его словом «задница».

- Так про власть у нас опять шутить нельзя?

- Я как-то работал с редактором телевидения, и он мне говорит: «Здесь вот «Путин» - это нельзя. А давайте вообще везде, где Путин, вырежем». Потом вырезали и про правительство. А у самих по телевизору идет порнуха. Выходит, что наше правительство хуже порнографии, раз народу нельзя про него слушать?

- Значит, говорить пошлости юмористов вынуждает цензура?

- Конечно, некоторые сами считают, что наш народ склонен к пошлости. Но то, что они иногда говорят со сцены, маме своей не расскажут. Для себя я всегда считал критерием: могу ли я свое выступление показать маме?

- А вы считаете, наш народ к пошлости не склонен?

- Конечно, нет. Обратите внимание, в некоторых передачах звучит почти мат, зал хохочет. Но в чем классность русской аудитории: придя домой, 90 % этих людей разочарованно говорят: «Какая пошлятина была!» И когда мне приходят записки из зала: «Спасибо, что вы ни разу не ругнулись матом на сцене», - я понимаю: наш зритель значительно выше. Просто он всеяден. Как всеяден русский человек с его сумасшедшей энергией Азии и Европы. Поэтому он смотрит все. Смотрит и ругается. А на наших передачах он хотя бы улыбается, когда ругается. Мы - предохранительные клапаны на перегревшемся котле российской демократии. Пока мы есть, революции не будет. Так что правительству беречь нас надо, а не бороться с нами.


 Ольга ВАНДЫШЕВА.